Юлия Мамея

А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

Юлия Мамея (J. Avita Mamaea Augusta) — младшая сестра Юлии Соэмиады; от Марциана имела сына Бассиана Алексиана, родившегося в 208 году, который после низложения и умерщвления Гелиогабала усилиями бабки и матери был возведен на престол цезарей и правил под именем Александра Севера. Мамея оказала не меньше влияния на своего сына, чем Соэмиада — на Гелиогабала. Менее талантливая в области науки и литературы, чем Юлия Домна, менее искусная в политике, чем Юлия Мэза, менее очаровательная внешностью, чем Юлия Соэмиада, Юлия Мамея была достаточно умна и энергична, чтобы приобрести и удержать власть, и мягкая природа ее сына легко подчинялась ее воздействию. Она в особенно высокой степени обладала одним свойством, которое первым трем Юлиям было чуждо, моральной возвышенностью. Благочестие ее сердца (mulier religiosissima) отражалось в чистоте жизни и безукоризненности поведения. Она сумела сберечь эту чистоту среди общества, извращенного даже в религиозных влечениях.

Связанная с сыном чувством глубокой привязанности, Юлия Мамея задалась целью сделать из него образцового правителя. Она дала ему блестящее образование, а потом окружила просвещенными советниками: Павел, Ульпиан, Помпоний, Марциан, Каллистрат, Гермогениан, Модеcтин, вся школа Папиниана составили около него плеяду замечательных государственных людей, создавших последний расцвет правового творчества в Римской империи. Над всеми делами и при господстве Мамеи царила задача религиозной реформы. Направление последней в правление Александра Севера, то есть в годы влияния Юлии Мамеи, можно назвать "идеалистическим синкретизмом", составлявшим противоположность сенсуализму Гелиогабала и Соэмиады.

Полная терпимость, уважение ко всем культам, сближение с христианством (сношения Александра и Мамеи с Оригеном), объединение всех богов духом всеобщей нравственной мягкости, братского чувства, поклонение "святости" — такова была общая тенденция этой последней попытки III века преобразовать язычество. Она окончилась крушением, вследствие своей эклектической бесхарактерности, стремления слить непримиримые элементы в универсальной "теокразии" (механическом громадном "столплении" богов). Участь Александра и Мамеи, подобная участи их предшественников в 235 году, свидетельствует о неудаче задуманного ими дела, о бессилии синкретизма возродить старую веру. Ни наука, ни мистическое наступление, ни нравственная кротость не спасли разлагавшегося язычества.

Top Mail.ru